home    книги    переводы    статьи    форум    ресурсы    обо мне    English

Катастрофы и границы науки.

Наука не может исследовать собственные границы, поскольку это чревато заходами в область ненаучного. С другой стороны, по мере развития науки её границы естественным образом расширяются, и иногда включают в себя то, что раньше было суеверием. (Например, целебные свойства хлебной плесени были известны и в античности, и в народной медицине, но знания об этом были признаны ненаучными до открытия пенициллина.) Такое свойство границ науки задаёт её особый характер отношений с неизвестным, и, вероятно, это правильный подход, так как стоило бы ослабить эти границы, как в науку бы хлынула масса всякой ереси. В этой главе я предприму откровенно антинаучный экскурс за эти границы, чтобы узнать, нет ли там чего-то, что может представлять интерес с точки зрения исследования глобальных катастроф.

Глобальная катастрофа относится к категории невидимых и непроверяемых ситуаций и потому попадает в ту область, которая обычно определяется верой. Здесь она сталкивается с другими объектами веры. А у каждой религии своя эсхатология. Тем не менее, людям свойственно прибегать даже к «антинаучным» методам борьбы, когда речь идёт о спасении жизни. Можно вспомнить о множестве ритуалов при запуске ракет на Байконуре и т. д. Вера в неизбежность и позитивность конца света была раньше свойственна христианству, хотя сейчас вряд ли эту идею принимают буквально. Любые идеи о том, что мы уже обладаем бессмертием, радикально меняют смысл и ценность представлений о глобальной катастрофе. Люди в эпоху средневековья жили с ожиданием Конца света, и он был для них освобождением. Когда впереди ждёт бессмертие, то катастрофа перестаёт быть всеобщей – она касается только некоей части мира, и потому может даже приветствоваться. 

Особняком по отношении к проблеме глобальных рисков стоят несколько дисциплин, которые стараются придать себе статус научности, однако в целом отвергаются научным сообществом. Принцип предосторожности заставляет нас принять их во внимание. Поскольку, как мы уже говорили, любое новое открытие меняет картину глобальных рисков, и, скорее всего, в сторону усугубления.

1.           Уфология. Основной вопрос уфологии состоит в том, стоит ли нечто такое за наблюдаемыми на небе непонятными явлениями, что требует некого принципиально нового научного объяснения. Или же подобные явления связаны с ошибочным восприятием, галлюцинациями, мистификациями и случайными совпадениями, а также редкими, но не требующими изменения картины мира физическими явлениями, такими, как спрайты и прочие формы сложных электрических разрядов. Принципиально новое в уфологии не обязательно означало бы, что НЛО – это космические корабли пришельцев. Есть много других предположений: что это плазменные формы жизни, путешественники во времени или из параллельных миров, жители подводной цивилизации и т. д. (См. статью Жака Вале «Пять аргументов против внеземного происхождения НЛО[i]».) Из того, что многие небесные явления удаётся объяснить естественными причинами, не следует, что нам когда-нибудь удастся объяснить все такие события.

В любом случае, если будет открыто, что за НЛО стоит нечто принципиально новое, это ухудшит наши шансы на выживание. Отметим, что именно так к НЛО относились военные – как к непредсказуемому источнику риска до того, как будет доказано, что это только атмосферные явления. Во-первых, если за НЛО стоит не разум, а просто набор неких новых физических эффектов, это даст нам новое пространство, по которому можно будет перемещаться, размножаться в нём и воздействовать из него на Землю. Соответственно, это даст новые способы создания оружия судного дня. Во-вторых, даже если НЛО – это корабли пришельцев, то трудно ожидать от них, что они начнут спасать земную цивилизацию. Ведь раньше они не предотвращали мировые войны. Однако столкновение с превосходящим разумом всегда гибельно для более слабого – и чревато вымиранием или культурным растворением. Вспомним австралийских аборигенов или индейцев. 

2. Парапсихология. Парапсихология также борется за то, что бы её признали наукой и стремится доказать, что предмет её исследования существует. В целом, то, что она предсказывает, гораздо менее фантастично, чем свойства квантовой сопряжённости, которыми обладают элементарные частицы. Поэтому наилучшие попытки научного обоснования парапсихологических явлений, таких как телепатия и предвидение, основаны на теориях о квантовой природе сознания. Представим себе, что парапсихология достигла своих целей и нашла способ легко демонстрировать и применять на практике такие способности, как телепатия и предвидение. (Один из наиболее интересных проектов на эту тему - remote viewing Инго Свана[ii] – развивался в 80-е годы в США при ЦРУ, потом был выведен за штат и широко опубликован в Сети. Идея проекта была в создании методики формального обучения реципиентов удалённому восприятию на расстоянии и использование её затем для целей разведки. Возможно, отказ от него был связан с тем, что были найдены более эффективные техники удалённого восприятия – а может, с тем, что они были признаны бесполезными.) Здесь возможны два варианта. Первый состоит в том, что некие простые парапсихологические явления получили бы научное подтверждение и стали широко применяться на практике. Второй вариант состоит в том, что сделанные открытия были бы настолько масштабны, что полностью изменяли бы нашу картину мира.

На первый взгляд, способность читать мысли всех людей и предчувствовать будущие катастрофы была бы крайне полезна в борьбе с террористами и прочими рисками. Однако здесь мы опять видим средство мгновенного воздействия на всех людей, и также среду для саморазмножающихся объектов – то есть базовые инструменты для создания нового оружия судного дня. Следовательно, открытие телепатии не сделает наш мир безопаснее; напротив оно создаст новое пространство для борьбы «щита и меча» с непредсказуемыми последствиями. Предвидение также может создать ситуацию стратегической нестабильности, по типу самосбывающихся пророчеств. Пример такой нестабильности показан в фильме «Особое мнение», где способность предсказывать намерения другого государства приводит к войне. Особенно, если у него есть свои предсказатели – тогда бы возникла положительная обратная связь. С предсказаниями возникает также проблема петель обратных связей в духе «вернуться в прошлое и убить своего дедушку», смысл которых в том, что или предсказание неизбежно, или это не предсказание.

Более глубокими следствиями открытий в области парапсихологии было бы радикальное изменение картины мира. Такое изменение состояло бы в том, что роль субъекта в мироздании значительно повышалась бы, а роль объективного мира снижалась. Нет нужды говорить, что такого рода открытия тесно смыкались бы с предсказаниями различных религиозных учений. Возможно, что в этом случае проблема гибели человечества сильно трансформировалась бы, так как изменилось бы само содержание терминов «гибель» и «человечество». Однако даже если бы мы «открыли Господа Бога», это не обещало бы нам «спасения человечества» в его нынешнем виде, поскольку, как уже говорилось, во многих религиях предусмотрен – и приветствуется – апокалипсис.

Одним из популярных способов борьбы за спасение мира являются коллективные групповые медитации, которые организуются в определённое время по всему земному шару. Никакой очевидной пользы или вреда от этого зафиксировано не было.

Интересной формой изменения картины мира мог бы быть последовательный солипсизм, то есть представление о том, что только я-сейчас реально существую, а мир – это некая форма  отражения моего сознания. Многие учения в стиле New Age неявно разделяют эту картину миру, утверждая, что «все ваши желания сбываются», «вселенная слышит вас». Тогда способом сохранения мира было бы пребывание в позитивном устойчивом состоянии, которое бы отражалось во вне. Однако, поскольку у каждого бывают приступы ненависти к себе и другим, то, если бы эта система работала в точности, мир бы, даже и субъективный, погиб бы ещё раньше. Если же предположить, что есть некий разумный фильтр моих желаний, то мы возвращаемся к картине мира с Богом, где окончательное решение о разрушении и создании мира остается за ним, но поскольку Бог находится за пределами мира, то это не является ни окончательной катастрофой, ни глобальной. Однако, возможно, что ситуация гораздо сложнее, чем позволяет себе представить человеческая теология, и таким образом разрешаются все противоречия.

3. Альтернативные физические теории. Всегда есть огромное количество ниспровергателей Эйнштейна, однако даже в рамках вполне общепринятой физики, развиваемой профессиональными теоретиками, достаточно теорий, который могут существенно изменить наш взгляд на мир в вопросе глобальных катастроф. Во-первых, это разные теории, которые предсказывают новые пространства, в которых могут развиваться риски, новые физические эффекты, обещающие новые виды оружия, а также описывающие разные альтернативные сценарии природных катастроф. Затем есть ряд теорий, которые предполагают полную смену картины мира. Часто разные альтернативщики стараются привлечь к себе внимание, показывая, как открытые ими новые эффекты могу привести к разным катастрофам. И хотя большинство людей правильно распознают такие заявления как саморекламу, возможно, надо уделять им чуть больше внимания, так как в одном случае на тысячу за ними может быть своя правда.



[i] Жак Валле. Пять аргументов против внеземного происхождения нло. Перевод: http://www.proza.ru/texts/2007/05/18-364.html

[ii] Remote Viewing – русский перевод здесь:  http://avturchin.narod.ru/CRV_RUS_5th_edition.pdf