home    книги    переводы    статьи    форум    ресурсы    обо мне    English

Глава 10. Риски, создаваемые космическими технологиями

10.1 Атака на землю с помощью космического оружия

Теоретически возможно облучение планеты с орбиты гамма-лучами (нечто вроде искусственного гамма-всплеска), нейтронами или другими опасными излучениями, проникающими сквозь атмосферу, что приведёт к стерилизации поверхности, с помощью специальных спутников или взрывов бомб. Возможно обрушение на планету дождя из роботов-метеоритов. В качестве космического оружия может применяться разгон космического корабля до околосветовой скорости и направление его на планету. Любой успех в создании высокоскоростных космических ракет и тем более звездолётов создаст мощнейшее оружие против планетной жизни, так как любой звездолёт можно разогнать и направить на планету. Облучение Земли возможно и при случайном взрыве какой-нибудь экспериментальной установки на орбите, но только одного полушария.

Космические средства наблюдения позволяют обнаружить почти каждого человека и, соответственно, направить на него любое сверхточное оружие. Это могут быть, например, лазеры космического базирования или источники рентгеновского излучения. «Преимущество» последних в том, что они могут передать смертельную дозу незаметно и с гораздо меньшими затратами энергии.

Мы можем освоить космос быстро (то есть в течение XXI века) с помощью саморазмножающихся роботов или нанороботов. Но при этом, дав им команду размножаться в космическом пространстве и строить для нас там огромные сооружения с использованием материала астероидов и Луны, мы можем потерять над ними контроль. Однако в этом случае опасности для Земли из космоса придут после того, как мощные робототехнические технологии будут созданы, а значит, после того, как эти технологии начнут угрожать нам на Земле.

Мы уже обсуждали выше проблемы отклонения астероидов.

Ещё один способ космической атаки – это развернуть в космосе гигантское зеркало, которое будет направлять на землю солнечные лучи (или заслонять её от лучей Солнца). Но сделать его без помощи самовоспроизводящихся роботов трудно, а защитится от него относительно легко, так что это очень маловероятный вариант.

Итак, мы можем заключить, что космические атаки маловероятны, потому что их перекрывают более быстрые процессы развития средств разрушения на Земле. Но терять из виду этот риск не стоит.

10.2 Ксенобиологические риски

Риски, состоящие в том, что на землю может быть занесена жизнь из космоса, принимались руководством НАСА всерьёз, начиная с момента полёта на Луну. Хотя можно было утверждать, что поверхность Луны стерильна с очень высокой вероятностью, астронавты, вернувшиеся с Луны, были подвергнуты карантину. Это демонстрирует грамотный подход к рискам с очень низкой вероятностью, которые, однако, могут принести неограниченно большой ущерб.

Предположения о том, что вирусы гриппа могут приходить к нам из хвостов комет является, очевидно, ложным, поскольку вирусы – это узкоспециализированные паразиты, которые не могут существовать без хозяев. Реальный риск мог бы представлять высоко всеядный микроорганизм с химической структурой, значительно отличающейся от земной, перед которым у земной биосферы не было бы защиты. По мере освоения космического пространства и организации возвращаемых экспедиций на различные космические тела, в том числе во время планируемой экспедиции на Марс, возрастает риск встретить такого незваного пришельца и по ошибке завезти на Землю.

Вместе с тем, такой риск на порядки меньше риска создания на Земле аналогичного опасного микроорганизма или синтетической жизни (анимата).

А.В. Архипов исследует возможность так называемой «космической археологии» на Луне[i]. Он предполагает, что Луна могла бы быть идеальным местом для поисков следов древних посещений земли космическими кораблями инопланетян и предлагает искать на Луне регулярные структуры, которые могли бы быть их следами. Таких следов по официальным данным пока обнаружено не было. Тем не менее, если мы когда-либо встретим следы другой цивилизации, они могут содержать опасные технологии, устройства или компьютерные программы. Подробнее этот вопрос обсуждается в главе «риски, связанные с SETI», и всё, что там сказано про SETI, может быть верно и относительно возможных успехов космической археологии. (Вернор Виндж описывает в своём романе «Пламя над бездной» именно такой сценарий: космическая археология привела к обнаружению и запуску опасной компьютерной программы, развившийся в сверхсильный искусственный интеллект и создавший риск глобальной катастрофы.)

Отдельной статьёй можно обозначить риск воскрешения опасных бактерий из древнего замороженного льда на Земле.

10.3 Столкновение с превосходящими нас разумными силами во Вселенной

И религиозные сценарии о втором пришествии, и идеи об инопланетянах, и идеи о том, что мы живём в мире, смоделированном разумными существами – все они имеют в виду, что есть превосходящие нас разумные силы, которые могут внезапно и необратимо вмешаться в нашу жизнь. Опять же трудно оценить вероятность такого рода событий из-за их нестатистической природы. И если мы можем уменьшить вероятность гибели от любых экспериментов, просто запретив какие-либо эксперименты, то в данной ситуации от нас почти ничего не зависит. Чем шире человечество будет распространяться в пространстве и заявлять о себе, тем больше шанс, что рано или поздно оно кого-нибудь в нём встретит. Иначе говоря, вероятность встречи с другими разумными силами растёт. А по опыту земной истории, например, открытия Америки, мы знаем, что выдержать встречу с превосходящей культурой почти невозможно.

Вероятность столкновения с иными разумными существами в первую очередь зависит от нашей оценки плотности разумных цивилизаций во Вселенной. Сейчас она принимается крайне низкой. Разумная жизнь предполагается уникальным явлениям в наблюдаемой вселенной. Но прямых доказательств этому нет.

Шансы на то, что инопланетяне, даже если они  есть, впервые прилетят к нам на звездолётах именно сейчас (а не раньше или позже на десятки миллионов лет), исчезающе малы из статистических соображений (меньше одного к миллиону). Следовательно, остаются два варианта:

1)            Внезапное столкновение с некой разумной силой по мере экспансии в космосе. Экспансия в космосе здесь подразумевает не только космические полёты, но и всё более дальнее прослушивание космоса радиотелескопами. См. далее главу риски SETI.

2)            Мы уже давно находимся под контролем или даже созданы некой разумной силой.

Один из вариантов такого сценария – это столкновение не с самими разумными силами, а с последствиями их деятельности. Например, если некая инопланетная цивилизация произвела опасный эксперимент, который её погубил, его последствия могут распространяться по Вселенной. Это может быть или распад метастабильного вакуума, как пишет Дж. Лесли, или распространение примитивных пожирающих всё нанороботов. В качестве примера можно привести то, что Марс и спутники Юпитера уже подверглись риску заражения земными микроорганизмами от межпланетных станций – хотя самого человеческого разума на них нет, и ещё долго не будет. Иначе говоря, опасные побочные эффекты от разумной жизни в космосе могут распространяться гораздо быстрее, чем сам разум.

Хотя у нас нет оснований считать возможных инопланетян враждебными, принцип предосторожности заставляет нас допустить это. Наихудшим выражением враждебности было бы стремление таких инопланетян стерилизовать окружающий космос, например, чтобы в будущем не иметь конкурентов. Есть предположение, что такая враждебная цивилизация могла бы разбросать по всей галактики некие наблюдательные станции, названные в одном фантастическом романе «берсеркерами», которые в случае обнаружения радиосигналов от разумной жизни направляются к ней и атакуют её. Это предположение крайне маловероятно, так как, если речь идёт о действительно «продвинутой» цивилизации, то она могла бы разбросать такие станции около каждой солнцеподобной звезды, и мы бы давно подверглись её атаке (но здесь нельзя исключить действия эффекта наблюдательной селекции, в силу которого мы могли дожить до XXI века только у той звезды, рядом с которой нет контролирующей станции, как бы мала ни была эта вероятность.)

Опасным считается и отправление сигналов в космос – METI, так как это вроде как может выдать наше местоположение другим цивилизациям. Однако эти усилия, видимо, перекрываются тем, что радиоизлучение Земли и без того вполне заметно, а также тем, что эти сигналы ушли на небольшое расстояние (менее 100 световых лет – то есть сфера, включающая только несколько тысяч звёзд), а на таком расстоянии вряд ли есть цивилизации, которые могут до нас быстро, со скоростью света долететь, но ни разу этого не делали. В Соединённых Штатах действует закон, запрещающий посылку сообщений в космос. Поэтому все подобные эксперименты проводятся на радиотелескопе в Евпатории. При этом существуют вычисления, показывающие, что вероятность того, что наше случайное сообщение к кому-нибудь попадёт – ничтожно мала[ii]. Жёстким критиком METI является Дэвид Брин[iii], который полагает, что узкосфокусированные лучи, направляемые точно на выбранную звезду, могут быть гораздо более заметны, чем фоновое излучение земных телестанций и случайное движение по небу пучков лучей военных радиолокаторов, и предлагает подождать с METI, пока мы не станем более зрелой цивилизацией. Посылка сигналов METI – необратимое действие, и если через 50 лет мы передумаем, то не сможем догнать и остановить посланные раньше сигналы. Россия впереди планеты всей в организации METI, хотя по факту за всю историю было организовано только несколько передач. Это поднимает интересный методологический аспект проблемы: несмотря на то, что большинство учёных против посылки сигналов в космос, всё равно есть люди, которые считают себя в праве решать за всё человечество, что на самом деле для него хорошо.

Сторонники METI утверждают, что сильные цивилизации, если они есть, и так знают о нас, так как обладают невероятно мощными средствами наблюдения, а наши послания адресованы только тем цивилизациям, которые находятся на одном уровне с нами. В этом рассуждении есть логический прокол, поскольку цивилизации одного уровня с нами рано или поздно становятся, если это вообще возможно, сильными космическими цивилизациями, и если это произойдёт со слабой цивилизацией, получившей только наш сигнал, то первым местом, куда они полетят, будет Солнечная система. Дэвид Брин полагает, что если мы считаем другие цивилизации альтруистичными, то факт молчания космоса должен нам подсказать, что нам следует последовать их примеру, а не орать о себе на весь тёмный лес – может быть, они знают что-то, что не знаем мы.

Кроме того, обнаружение линий кислорода в атмосферах планет говорит только о наличии на них жизни, но не разума, а отправленный радиосигнал выдаёт наличие разума, его уровень и много другой ценной информации. Радиосигнал обнаружить значительно проще, чем линии  кислорода: мы до сих пор не располагаем необходимыми космическими телескопами, чтобы наблюдать визуально хотя бы ближайшие планеты земного типа и других звёзд, однако уже прослушиваем тысячи и миллионы звёзд в рамках проектов SETI. А значит, радиосигнал обнаружить дешевле, и его можно обнаружить на большем расстоянии. Иначе говоря, даже для продвинутых цивилизаций радиус, на котором они могут обнаруживать радиосигналы, превосходит радиус, на котором они могут обнаруживать линии кислорода, и, таким образом, поиск радиосигналов остаётся для них эффективным способом обнаружения инопланетных цивилизаций. Кроме того, вступив в диалог с некой цивилизацией, мы всё равно рискуем подвергнуться информационной атаке в духе описанной далее SETI-атаки, а также физической атаке в духе искусственного направленного гамма-всплеска, или отправки враждебных нанороботов, или другого, неизвестного нам способа воздействия.

Однако METI обретает смысл как зов о помощи или попытка организовать своего рода «цифровое бессмертие», если окажется, что глобальная катастрофа неизбежна. В этом случае отправка истории человечества, его культуры и кода ДНК в цифровой форме даёт призрачный шанс на то, что кто-то когда-нибудь этот сигнал поймает и восстановит людей. Возможен вариант и физической «панспермии» с распространением в космосе множества песчинок с образцами ДНК человека и некоторыми посланиями – подобно тому, как потерпевшие кораблекрушение бросают в море бутылку с запиской.

Если мы живём в смоделированном мире (подробнее этот вопрос будет обсуждаться далее), то шансы того, что эту симуляцию «выключат», растут по мере того, как она становится всё более ресурсоёмкой. А она будет становиться более ресурсоёмкой, по мере роста населения Земли, но особенно, когда люди начнут создавать свои компьютерами со своими симуляциями. Это в определённом смысле иллюстрируется математическим принципом: множество не может содержать само себя как подмножество.

Также если Земля давно наблюдается некими разумными силами (сценарий космического заповедника), то они могут решить вмешаться в ход человеческой истории, когда она достигнет некого неприемлемого для них, но неизвестного нам порога (скажем, создание ИИ). Например, люди заботятся о слонах в заповедниках, но если их численность превышает критическую, то целые стада слонов некоторых африканских заповедниках отстреливаются с вертолётов.



[i] Архипов А.В. Археологический аспект исследований Луны // Астрономический вестник.- 1994.- Т.28.- N4-5.- С.211-214. см. http://www.arracis.com.ua/moon/m312.html

[ii] См. статью А.Зайцева «sending and searching for interstellar messages»  http://fire.relarn.ru/126/docs/iac_07_a4_2.02.pdf.

[iii] D. Brin. SHOUTING AT THE COSMOS. ...Or How SETI has Taken a Worrisome Turn Into Dangerous Territory. http://lifeboat.com/ex/shouting.at.the.cosmos